Собеседования в фаангах

Западный интернет очень любит жаловаться на вайтбординг-собесы в больших корпорациях. Там даже ходит шутка, что "в долине проще открыть свою компанию чем устроиться в существующие". Авторы популярных инструментов и библиотек пишут в твиторах о том, что их не взяли в фаанг, хотя они создали продукты, которыми пользуется весь мир.

Отечественный интернет не жалуется. Отечественный интернет молча, сцепив зубы, зубрит литкод по вечерам, тщательно готовится и в итоге проходит на работу, хоть тушкой, хоть чучелом.

Неоднократно упоминалось что работа в таких компаниях в целом мало отличается от работы в других компаниях. Перекладываешь протобафы из одного места в другое, никаких суперсложных задач (которые скорее всего есть, но там где давно уже все места заняты). Если вы посмотрите на опенсорс код, который выходит из-под пера этих ребят, то можете легко в этом убедиться. Там работают точно такие же люди как и мы.

Когда я присоединялся к дискуссии по этому поводу, то всегда думал что собесы в фаангах—это такой карго-культ пополам с стокгольмским синдромом и цепочкой положительной обратной связи. Если меня гоняли бессмысленными задачами—значит и я буду так же гонять первоходов! Чем больше других компаний перенимает опыт гуглов в проведении собеседований—тем больше гугл уверен в том что он всё делает правильно.

Тем не менее, меня всегда удивлял тот факт, что по идее, там ведь работают неглупые люди? Раз они спрашивают на интро про сокеты в юниксе, предлагают на доске нарисовать quicksort и требуют оценить O-сложность алгоритма, значит они видят в этом какой-то смысл? Не может же быть так, что огромное количество людей повторяют какую-то бесполезную работу? Не может же быть, чтобы эти компании не думали над тем, как упростить и ускорить процесс собеседований (ведь каждый час проведённый за доской стоит больших денег)? Значит, ничего лучше пока что не придумали.

Поэтому я пришел к такому выводу. Основная проблема таких компаний какая? Масштаб. У них очень много сотрудников и очень-очень много желающих попасть на работу со всего мира (многие из которых едва ли умеют программировать). Тупые вопросы от рекрутёра, клоунские задачи из литкода и социально-приемлемое behavioral interview—это всего лишь стандартный способ провести собес, отсеять негодных людей и убедиться что кандидат ±умеет программировать. Если каждый отдел начнет придумывать себе задачи и вопросы которые важны именно для них, то всё это закончится полным хаосом в найме. А так—у всех есть единообразный набор вопросов, методов, метрик. Для больших корпораций это мастхев. Задача процесса—не взять лучшего и оценить личность, а отсеять неадекватных и убедиться что человек сможет быть винтиком в системе.

Люди тратят месяцы на подготовку к таким собеседованиям. Мне кажется это тоже неплохо для означенных компаний—раз человек готов уделять своё личное время на зубрёжку, значит он уже в некоторой степени лоялен.

У нас, в Украине, такие собеседования не распространены. Причина проста—желающих поработать есть меньше, чем вакансий, а вайтишников отсеивают по другим критериям (опыт работы). Поэтому как только компания начнет прикидываться фейсбуком, у нее резко просядет конверсия кандидатов. Все будут просто вставать и уходить, потому что за углом на работу берут без дурацких задач. Фаангом может попробовать прикинуться только какой-нибудь граммарли или пипл.аи.

Стратегически, с точки зрения кандидата тоже гораздо удобнее знать что за тип задач будет на собеседовании, чтобы подготовиться к ним. Пусть даже это трудоёмкий процесс, но зато предсказуемый. А мы, люди, любим предсказуемость больше чем что-либо другое.


Понравился материал? Подписывайся на мой телеграм канал: https://t.me/full_of_hatred